Русский English
V международная конференция
«РАЗВИТИЕ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ В РОССИИ, СТРАНАХ БЫВШЕГО СССР И СЭВ»
Россия, Москва, НИУ ВШЭ, 6–8 октября 2020 года
Предоставление докладов на английском языке
ИТМиВТ им. С.А. Лебедева АН СССР: китайский вектор

ИТМиВТ им. С.А. Лебедева АН СССР: китайский вектор

Аннотация

Актуальность данной статьи обусловлена потребностью в конкретизации содержания научно-технического сотрудничества СССР и Китайской народной республики в области вычислительной техники во второй половине 1950-х годов. Данная тематика фрагментарно представлена в работах по истории науки и техники, хотя в недавнем прошлом определенные попытки освещения проблемы были предприняты как отечественными, так и китайскими исследователями в широком контексте двустороннего сотрудничества. Одним из активных участников научно-технического сотрудничества с КНР был Институт точной механики и вычислительной техники АН СССР. На сайте ИТМиВТ можно найти воспоминания участников событий [1]. Это один источник статьи. Другим источником стали документы ИТМиВТ из Архива РАН и материалы по сотрудничеству СССР–КНР из Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ).

Ключевые слова – научно-техническое сотрудничество, ИТМиВТ АН СССР, Институт вычислительной техники АН КНР, ЭВМ М-3, ЭВМ БЭСМ-2, С.А. Лебедев, Д.Ю. Панов.

Основной текст доклада

Первого октября 1949 г. была провозглашена Китайская народная республика, избравшая социалистический путь развития по советской модели. В середине февраля 1950 г. был заключен «Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи» между Советским Союзом и КНР. Он был дополнен рядом документов, регулирующих и научно-техническое сотрудничество. В частности, 11 октября 1954 г. было заключено соглашение сроком на пять лет [2, с. 128–129]. Взаимодействие с КНР осуществлялось через Государственный комитет по внешним экономическим связям Совета министров СССР, при котором была образована советская часть Советско-Китайской комиссии по научно-техническому сотрудничеству, затем подключился ГКНТ СМ СССР. Помощь СССР стала еще более действенной, когда в 1951 г. Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию о введении эмбарго на торговлю с Китаем. Сотрудничество двух стран являлось «производным от общих партнерских отношений и постоянно было обусловлено политической и дипломатической конъюнктурой взаимодействия сторон» [2, с. 136].

Вторая половина 1950-х годов была непростой для СССР в политическом, экономическом и идеологическом отношениях. Это было время развенчания культа личности Сталина, хрущевской «оттепели», создания СЭВ и ОВД[1] как противовеса НАТО. Предпринимались попытки перевести конкурентные отношения с Западом на мирные рельсы. Экономические трудности в СССР определялись послевоенной разрухой, большими проектами в области обороны, космоса и ракетостроения [3]. На этом фоне материальная помощь идейным союзникам стала сверхштатной нагрузкой на экономику и население СССР.

В самом Китае большая роль в модернизации всех сторон жизни отводилась науке. Общая программа, принятая на сессии Народного консультативного совета в ноябре 1949 г., содержала ряд положений, закреплявших эти идеи: «Будут приложены усилия для развития естественных наук, с тем, чтобы поставить их на службу созданию промышленности, сельскому хозяйству и национальной обороне. Будут поощряться научные открытия, изобретения, популяризироваться научные знания. Любовь к науке наряду с любовью к Родине, народу, труду, бережному отношению к общественной собственности поощряются как гражданская добродетель всех граждан КНР» [4, л. 17–18]. Сразу же при Правительстве КНР была создана Академия наук. Ее возглавил государственный деятель с гуманитарным образованием Го Можо (1892–1978). В эту пору в Академии КНР насчитывалось в общей сложности около 3 тыс. человек. Ее организация шла по образцу советской Академии наук.

Впервые делегация АН КНР посетила Советский Союз весной 1953 г. (42 человека, март – май): изучались принципы организации и управления научно-исследовательской работой в Советском Союзе, современное состояние науки в СССР. Китайские ученые принимали участие в различных экскурсиях, исследованиях и семинарах. Президиум АН провел для них семь совещаний, на которых были представлены доклады об истории развития Академии, ее структуре, подготовке кадров, разработке научных планов и т.д. После возвращения на родину члены китайской делегации массово пропагандировали опыт СССР. В то время 93,2% всех сотрудников АН КНР изучали русский язык, 73,5% из них могли читать литературу на русском языке, 26,8% могли переводить [5]. Однако языковой барьер всё же существовал, снижая эффективность общения [6].

Очередной визит в СССР делегации АН Китая во главе с ее президентом Го Можо планировался на начало ноября 1956 г. Предполагалось продолжить детальное изучение организации и системы работы АН СССР, координации ее работы с вузами и отраслевыми НИИ, принципы планирования НИР, подготовки кадров и системы поощрения за научные достижения. Для выработки предложений по сотрудничеству 26 октября 1956 г. в конференц-зале Президиума состоялось заседание комиссии по международным связям совместно с сотрудниками АН, знакомыми на основе личного посещения с состоянием науки в Китае. Был составлен проект протокола, который содержал предложения о совместном сотрудничестве с АН КНР в нескольких направлениях: обмен научно-технической информацией; помощь в формировании академической инфраструктуры; обмен специалистами и помощь в подготовке научных кадров; снабжение научными приборами и оборудованием для НИР; проведение совместных экспедиций и исследований [7, д. 43, л. 8].

В четырех из пяти перечисленных направлений сотрудничества принимал участие ИТМиВТ. На этом заседании от ИТМиВТ присутствовал Ю.Д. Панов (в это время он оставил пост директора ВИНИТИ и перешел в ИТМиВТ на должность заведующего отделом специализированных вычислительных машин, где проработал с октября 1956 по январь 1958 г.) [8, с. 23–24].

Анализ сотрудничества в области вычислительной техники (ВТ) показывает, насколько тщательно китайские ученые подходили к решению поставленных задач в области развития науки. Структура АН КНР поначалу не включала проблематику ВТ. Институт вычислительной техники (ИВТ) был создан в 1956 г. (первый директор проф. Хуа Ло-Гэн). В феврале 1957 г. через главного ученого секретаря Президиума АН СССР академика А.В. Топчиева директору ИТМиВТ академику С.А. Лебедеву было передано письмо, которое содержало подробный перечень вопросов и материалов, интересующих китайских специалистов, перечень, который свидетельствовал о глубокой проработке вопроса. Китайские специалисты просили предоставить:

  • научные материалы СССР о цифровых вычислительных машинах (включая подробные проектировочные материалы и рабочие чертежи машин типов М-20, Стрела-3, М-3, Урал);

  • периодические издания (бюллетени технической информации, иностранные патенты, журнал «Машиностроение» ММиП СССР);

  • подробные материалы по цифровым вычислительным машинам (ЦВМ) стран всего мира, собранные ВИНИТИ и ИТМиВТ (наименования ЦВМ на иностранных языках, указание серии и модели, имя конструктора, название фирмы-изготовителя, заказчика, смежников и их локация; количество произведенных экземпляров, область применения, система, класс, возможность работы с реальными объектами, точность в знаках и быстродействие, емкость и тип внутреннего и внешнего запоминающего устройства).

Они просили также:

  • сообщить характер предварительной обработки материала для ввода, скорость работы, характер и число устройств ввода-вывода, характер вывода данных;

  • описать элементы, используемые в машине (тип, число, основные характеристики: лампы, реле, полупроводники, усилители и пр., срок службы элементов);

  • прислать материалы, связанные с ВТ соответствующих учреждений, как ИТМиВТ, ВИНИТИ, ИРЭ, ММиП и МРП СССР, заводов, СКБ [7, д. 48, л. 4–8].

Через ИТМиВТ и ВИНИТИ в Китай направлялась научно-техническая документация, литература, библиографические указатели и периодика по ВТ. В числе первых был переведен на китайский язык доклад президента АН СССР академика С.И. Вавилова «Тридцать лет советской науки» 1947 г. Нужно отметить, что вместе с научными работами в Китай хлынули и произведения «мичуринской биологии», в т.ч. сочинения Т. Лысенко, а также О. Лепешинской [4, л. 26]. ИТМиВТ выписывал для АН КНР отечественные научно-технические журналы (например, «Приборостроение»), отправлял материалы сессий АН СССР по научным проблемам автоматизации производства, материалы конференций, принимал участие в составлении сводных данных по иностранной вычислительной технике [7, д. 47, л. 8]. В 1956 г. АН КНР запросила разрешение (и получила его) перевести и опубликовать доклад С.А. Лебедева «Быстродействующая электронная вычислительная машина АН СССР», который он сделал в Дармштадте на международной конференции 1955 г. Переведена была также книга Л.А. Люстерника, А.А. Абрамова, М.Р. Шура-Буры и В.И. Шестакова «Решение математических задач на автоматических цифровых машинах» [7, д. 47, л. 4–5, 23]. Китайская исследовательница Оу Бао приводит данные о переводах советской литературы по ВТ с 1959 по 1965 гг. Она называет только работы А.И. Китова и Н.А. Криницкого, упуская, в том числе, перевод первой отечественной монографии по автоматическому программированию А.П. Ершова[2] «Программирующая программа для БЭСМ АН СССР», выполненный в 1959 г. практически сразу после выхода ее в свет [9].

Помимо литературы из открытых источников, ИТМиВТ снабжал ИВТ Китая технической документацией на ЭВМ и специальное оборудование, а также и самим оборудованием. Летом 1957 г. академик С.А. Лебедев лично заверил директора ИВТ, что он не имеет возражений против того, чтобы китайские специалисты перепечатывали или снимали копии с внутренних материалов ИТМиВТ, при том, что для отечественных специалистов она была закрыта [7, д. 48, л. 41]. Уже с весны 1957 г. в Китай отправлялись чертежи, пленки с фотокопиями и микрофильмированные отчеты, в которых содержалась, в частности, информация о каркасе арифметического устройства и блоков БЭСМ, устройстве магнитного барабана, о разработке и вводе в действие комплекса вводных устройств на базе телеграфной аппаратуры, разработка новых элементов для арифметического устройства параллельного действия, разработка машины для интегрирования обыкновенных дифференциальных уравнений и т.п. [7, д. 47, л. 15–16]. Согласно постановлению Президиума АН СССР № 810-013 от 13–16 декабря 1957 г., ИТМиВТ подготовил к сдаче техническую документацию на машину БЭСМ-2, представляющую собой промышленный вариант БЭСМ с увеличенной оперативной памятью на 2048 чисел. В начале 1958 г. документация ИТМиВТ на БЭСМ-2 передана в Китай, где ИВТ АН КНР вел монтаж по этой документации машины типа БЭСМ при консультации специалистов из СССР [7, д. 50, л 4–5]. Вскоре в Китай были переданы документы по технологии производства ферритовых сердечников.

В счет поставок оборудования через экспортное управление Минвнешторга был отправлен комплект радиодеталей для ИВТ весом 17 кг [7, д. 48, л. 37], часть оборудования передавалась в Китай путем списания с баланса ИТМиВТ [7, д. 54, л. 87]. Когда в конце 1958 г. в Китай поехал А.А. Павликов, он вез с собой комплект чертежей и 25 кг радиодеталей. ИТМиВТ курировал закупки оборудования и химикатов, которые нужно было проводить через советскую таможню. Так, институт подтверждал, что азотно-кристаллический марганец в количестве 6 кг, купленный китайскими специалистами, проходящими практику в ИТМиВТ, нужен для машины БЭСМ-2, строящейся в Пекине с помощью Советского Союза[7, д. 54, л. 129]. И если даже институт был загружен собственным производством и не мог оказать содействия в поставке элементов БЭСМ, как в случае запроса на изготовление магнитного барабана и устройства ввода-вывода, то он брал на себя обязанность найти завод-изготовитель для этого производства через ГКНТ [7, д. 54, л. 75].

С весны 1957 г. в ИТМиВТ уже обучалось 18 практикантов из КНР в возрасте от 24 до 39 лет (из них 2 беспартийных, 3 женщины) по следующим темам: «Проектирование и разработка ЭВМ» – 10 человек, «Программирование» – 6, «Методы вычислений» – 2 [7, д. 47, л. 36–53]. Не все китайские аспиранты имели техническое образование и понимали суть дела: скорее всего, посылали не только специалистов, но и людей, мало-мальски понимавших русский язык. Со временем китайское руководство обратилось с просьбой о подготовке специалистов высшей квалификации, но из-за языкового барьера в ИТМиВТ эту идею не поддержали, и рекомендовали защиту диссертаций проводить на родине. Советниками из ИТМиВТ в Китае в 1957–1959 гг. работали О.К. Щербаков, Ю.И. Визун, В.А. Мельников, А.А. Павликов и А.С. Федоров. Первым сотрудником ИТМиВТ, который был направлен в командировку в Китай, стал начальник группы электропитания ЭВМ инженер О.К. Щербаков. Он находился в КНР с 29 сентября 1957 г. по 21 февраля 1958 г. В своем отчете по результатам командировки он подробно описал ход разработки программы развития научных исследований в Китае на двенадцать лет. О.К. Щербаков принимал участие в подготовке визита делегации АН КНР в Москву в октябре 1957 г. для заключения очередного советско-китайского соглашения о научно-техническом сотрудничестве, курировал раздел, посвященный вычислительной технике. В 1957 г. в Китае ориентировались на создание двух типов машин: на основе М-20 (ИТМиВТ АН СССР) и на основе М-3 (СКБ-245 ММиП СССР). После возвращения китайской делегации из Москвы было решено делать не М-20, а БЭСМ-2, поскольку готовой технической документации на М-20 еще не было. В начале 1959 г. ее обещали передать Китаю после того, как будет освоен серийный выпуск машины в СССР [7, д. 62, л. 5]. Тем временем в Пекине подготовительный комитет разработал структуру Института вычислительной техники АН КНР, формировал планы лабораторий и отделов ИВТ. После длительных и обстоятельных обсуждений была принята структура института в составе математического отдела, отдела арифметических и управляющих устройств, магнитных элементов, полупроводниковых элементов, отдела спецмашин, электронных устройств, электропитания, энергетики, группы НТИ, КБ. 

Сборка первых ЭВМ по типу БЭСМ-2 (в Китае называлась ЭВМ-104) и М-3 (ЭВМ-103) производилась на Пекинском телефонном заводе, построенном с помощью СССР [7, д. 56, л.1–10]. В начале 1958 г. в Китай прибыл еще один советник из ИТМиВТ – А.А. Визун, который провел там около полугода[3]. Вместе со Щербаковым они ознакомились с заводами по изготовлению радиодеталей и радиоламп и пришли к выводу, что китайские заводы могут обеспечить производство ЭВМ на 70–80%. Специалисты из Советского Союза читали лекции по электропитания ЭВМ, о создании технических условий для размещения ЭВМ и их служб. Каждая лекция записывалась и переводилась на китайский язык. Научно-производственная работа советских специалистов заключалась в организации системы электропитания для лабораторий и машзалов, наладке источников питания, знакомстве со схемами и устройствами электропитания для БЭСМ-2. Основные трудности, с которыми они сталкивались в Китае: нехватка местных специалистов, ряда деталей и документации. Но все это постепенно преодолевалось с помощью СССР. 

В июне – сентябре 1958 г. в КНР находился В.А. Мельников, который принимал непосредственное участие в монтаже БЭСМ-2. Руководство ИВТ АН КНР высоко оценило его работу. В Москву было отправлено благодарственное письмо: «Для своевременного выполнения задачи по машине 104, т. Мельников часто работал до глубокой ночи, забывая про еду и усталость. Его серьезный ответственный стиль работы и великий дух интернационализма не только производил глубокое впечатление на наших товарищей, но и вдохновлял их на самоотверженный труд» [7, д. 55, л. 68]. 

Ведущий конструктор ИТМиВТ А.С. Федоров провел в Китае три месяца в начале 1959 г. Он консультировал китайских инженеров, участвовал в наладке магнитного оперативного запоминающего устройства БЭСМ-2 (МОЗУ), и отразил этот процесс в своем отчете. Согласно техническим условиям ЭВМ должна была быть оснащена магнитным оперативным запоминающим устройством емкостью в 2048 39-ти разрядных чисел. Избыточный энтузиазм китайских инженеров, которые решили увеличить его до 4096-ти чисел, привел к проблемам монтажа. Была срочно изготовлена вторая половина магнитного куба и домонтирована к ранее имеющейся магнитной кассете. В результате нарушения методики, отсутствия опыта наладки, некачественного изготовления некоторых деталей и монтажа, работы по автономной отладке МОЗУ производились медленно. После совещания, проведенного в начале февраля с участием Федорова, было решено заменить линии задержки китайского производства на советские, заменить все контрольные сопротивления для измерения рабочих токов, имеющих большое отклонение от номинальных значений, на сопротивления с допуском более 2% в соответствии с ТУ. Кроме того, проверка кабелей связи МОЗУ с арифметическим устройством обнаружила явления электромагнитной связи кабелей друг с другом, появление ложных импульсов. Все эти неполадки вынудили монтажников вернуться к наладке МОЗУ емкостью в 2048 чисел. К моменту завершения командировки Федорова надежность работы МОЗУ совместно с машиной была, по его заключению, вполне удовлетворительной, решены первые задачи. Однако другая задача – комплексная наладка аппарата для разбраковки ферритовых сердечников не получила завершения.

В отчете Федоров указал, что техническая база ИВТ АН КНР, включая опытный завод, располагает объемом оборудования и парком станков на уровне ИТМиВТ. Производственные площади даже значительно больше, невысоко качество изготовления изделий, требующих высокой точности. Ощущается недостаток квалифицированных кадров среди рабочих, техников и инженеров. На опытном заводе достаточно хорошо освоено производство ферритовых сердечников, но некоторые компоненты их изготовления (химикаты) часто не удовлетворяют предъявляемым требованиям, поэтому выход годных изделий в некоторых партиях небольшой. Кроме того, из-за низкого уровня квалификации персонала страдает качество выполнения монтажных работ по наладке БЭСМ-2 [7, д. 65, л. 34–37]. Тем не менее, в апреле 1959 г. в ИТМиВТ отчитались о том, что первый образец БЭСМ-2 в Китае отлажен и сдан в эксплуатацию [7, д. 58, л. 5, 39]. 

Переписка ИТМиВТ с ИВТ АН КНР и советским академическим руководством свидетельствует, что ИТМиВТ фактически выполнял обязанности координатора научно-технического сотрудничества с Китаем в области вычислительной техники. В случае задержки поставок документации или оборудования, китайское руководство обращалось именно в этот институт. Помимо ЭВМ БЭСМ-2, в Китае вели разработку ЭВМ М-3 конструкции И.С. Брука (ЭВМ № 103, запущена в 1959 г.) [10, 11]. Весной 1958 г. китайские специалисты сообщили, что испытывают трудности в монтаже и просили о помощи. Лаборатория управляющих машин и систем ЭНИН АН СССР обещала прислать одного специалиста по М-3, но, видимо, не торопилась выполнить обещание. Весной из ИТМиВТ сообщали, что специалист по М-3 А.Г. Иосифьян[4] (в документе Иосефян) будет откомандирован в ближайшее время, вместо него поехал Г.П. Лопато в октябре 1958 г., о чем в ИТМиВТ сообщали из ЭНИН [7, д. 55, л. 64]. Кроме того, советская сторона обязалась поставить весь комплект документов для полупроводниковой машины «Волга», но не выдерживала сроков. Это была разработка Ю.Я. Базилевского (СКБ-245 ММиП), к которому и рекомендовали обратиться [7, д. 54, л. 61, 75]. В 1958 г. с визитом в Китае побывал председатель СО АН СССР академик М.А. Лаврентьев, через которого китайские специалисты передали в ИТМиВТ список необходимых деталей. С.А. Лебедев ответил, что у института нет возможности их приобрести, и передал перечень в ГКНТ. Кроме того, ГКНТ периодически «журил» ИТМиВТ за обязательства, не выполненные другими организациями. В итоге С.А. Лебедев обратился поначалу в ОФМН АН СССР, а затем и в Президиум Академии. Он сетовал на то, что ГКНТ СМ СССР своими распоряжениями вынуждает ИТМиВТ заниматься не свойственными ему функциями, которые требуют ведения огромной переписки, взаимодействия с неакадемическими организациями, не подчиняющимися институту. ИТМиВТ просил снять с него функции координатора и возложить их на ГКНТ СМ СССР, иначе ситуация, по мнению руководства института, могла привести к потере оперативности в научно-техническом сотрудничестве [7, д. 62, л. 7–8].

Как известно, отношения между СССР и КНР во второй половине 1950-х гг. не были достаточно ровными, окончательно испортились они в конце 1950-х. На 1960 г. уже не было зафиксировано планов сотрудничества ИТМиВТ и ИВТ АН КНР. Но «народная дипломатия» совместной пионерской работы – не будем забывать, что и для советских специалистов это было новое дело – сохранила архивные свидетельства и добрую память о сотрудничестве. Благодаря огромной помощи, которую, порой в ущерб себе, Советский Союз оказывал Китаю, эта страна получила хороший старт промышленного, научного и технического развития, в том числе, и в области создания вычислительной техники [12]. На современном этапе, когда сотрудничество между Россией и Китаем вышло на новый уровень развития, изучение предыдущих форм и методов сотрудничества в научно-технической сфере может оказаться полезным при выработке долговременной стратегии в сфере реализации значимых для обеих стран проектов.

Источник финансирования

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и Новосибирской области в рамках научного проекта № 19-49-540001 «Их именами названы институты Новосибирска: история жизнедеятельности выдающихся ученых ХХ века».

Примечания

1. Совет экономической взаимопомощи (1949–1991), Организация Варшавского договора (1955–1991).

2. А.П. Ершов (1931–1988) с 1953 по 1955 год был сотрудником отдела программирования ИТМиВТ, где и начал работу над программирующей программой для БЭСМ.

3.Ввиду длительности командировки китайская сторона просила разрешения командировать еще и жену советского специалиста, но эта просьба не была удовлетворена. См. АРАН. Ф.1559. Оп.1. Д.54. Лл. 33–34.

4. Иосифьян Андроник Гевондович (1905–1993) – ученый в области электротехники, д.т.н. (1960), академик Армянской ССР (1950), основатель и директор Всесоюзного НИИ электромеханики (ВНИИЭМ, 1941–1974). В 1953 г. он инициировал изготовление ЭВМ М-3 на опытном заводе ВНИИЭМ.

Список литературы

  1. Воспоминания сотрудников ИТМиВТ АН СССР http://www.ipmce.ru/about/history/remembrance/

  2. Цуй Чжен. Научно-техническое сотрудничество РФ и КНР в контексте инновационного развития стран БРИКС: дисс. ... канд. полит. наук. М., 2015. 229 с.

  3. История России. XX век. Деградация тоталитарного государства и движение к новой России (1953–2008). Под. ред. А.Б. Зубова. М.: ЭКСМО, 2017. Т. III. 688 с.

  4. Российский государственный архив новейшей истории (РГАНИ). Ф.5. Оп. 17. Д. 411.

  5. Сотрудничество между СССР и КНР в кон.1940-х – нач. 1950-х гг. // https://ru.apircenter.org/archives/1561

  6. Визун Ю.И. БЭСМ в Китае // http://www.ipmce.ru/about/history/remembrance/vizun_kit/

  7. Архив Российской Академии наук (АРАН). Ф. 1559. Оп. 1.

  8. Карлов Н.В. Они создавали Физтех. Выпуск второй (по архивным материалам и воспоминаниям). М.: МФТИ, 2007. С. 23–24.

  9. Бао Оу. Первые публикации по ЭВМ и программированию в Китае на заре компьютерной эры с 1953 по 1967 гг. // ИИЕТ им. С.И. Вавилова РАН. Годичная научная конференция. Т. 2. М.: РТСофт, 2012. С. 809–812.

  10. Нитусов А. М-3: первый компьютер «сделай сам»// PC Week/RE. 12.09.2008.

  11. Ковач Г., Шилов В.В. М-3: к истории компьютера первого поколения // Информационные технологии. 2011. № 12. С. 64–73.

  12. Капица М.С. КНР: три десятилетия – три политики. М.: Политиздат, 1979. 576 с.

Об авторе: Ирина Александровна Крайнева
Институт систем информатики им. А.П. Ершова СО РАН, Новосибирск cora@iis.nsk.su
Наталья Александровна Куперштох
Институт истории СО РАН, Новосибирск nataly.kuper@gmail.com

Материалы международной конференции Sorucom 2020
автора 25.12.2021