Русский English
V международная конференция
«РАЗВИТИЕ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ В РОССИИ, СТРАНАХ БЫВШЕГО СССР И СЭВ»
Россия, Москва, НИУ ВШЭ, 6–8 октября 2020 года
Предоставление докладов на английском языке
Автоматизированная система плановых расчетов госплана СССР и технологические ограничения внедрения ЭВМ в государственное управление в СССР

Автоматизированная система плановых расчетов госплана СССР и технологические ограничения внедрения ЭВМ в государственное управление в СССР

Аннотация

В статье проанализирован Аванпроект Автоматизированной системы плановых расчетов Госплана СССР (АСПР), а также организационные и технологические ограничения, в условиях которых он разрабатывался. Показано, что он сохранил основные черты ранее описанных в исторической литературе проектов ЕГСВЦ и ОГАС, а внесенные изменения были вызваны не противодействием со стороны советской бюрократии самой идее компьютеризации планирования (такая трактовка сейчас является доминирующей в историографии), а явно обозначившимися к концу 1960-х годов организационными и техническими проблемами

Ключевые слова: Госплан, ОГАС, АСПР, цифровизация, плановая экономика.

I. Введение

История применения компьютеров для повышения качества государственного управления представляет интерес и в контексте развития информационных технологий, и в более широком контексте дискуссий о потенциальных возможностях плановой экономики.

Советские энтузиасты кибернетики (И.С. Брук, В.М. Глушков, А.И. Китов, и другие) указывали, что плановая экономика обеспечивает лучшие условия для применения экономико-математических методов оптимизации (ЭММ), так как не имеет принципиальных ограничений на получение нужной информации (ввиду отсутствия коммерческой тайны) и на использование результатов расчетов (ввиду директивного характера планов и охвата планированием всей экономики). Ведущая роль в пропаганде этой идеи принадлежит В.М. Глушкову, который не уставал продвигать идею ОГАС – общегосударственной автоматизированной системы учёта и обработки информации в десятках книг и статей.

Современные историки техники (В.П Деркач, В. Герович, А.В. Кутейников, Б.Н. Малиновский, B. Peters) перевели эти аргументы в гипотетическую плоскость, сосредоточившись на политических и бюрократических препонах, не позволивших в конечном счете реализовать идеи о повышении качества планирования путем внедрения ЭММ и ЭВМ как материальной базы для них. Сама идея, что компьютеризация советской экономики повысила бы её эффективность, при этом не оспаривалась, что сформировало в литературе нарратив «упущенного шанса» [1], в рамках которого отказ от компьютеризации по идеям Глушкова трактовался как фатальное для всей советской экономики событие.

При этом до настоящего времени практически неисследованной является история Автоматизированной системы плановых расчётов Госплана СССР (АСПР) – реальной компьютерной системы для нужд Госплана СССР, которая создавалась и совершенствовалась со второй половины шестидесятых годов практически до распада СССР (последний депонированный в Российской государственной библиотеке выпуск серии научных трудов «Вопросы создания АСПР» датирован 1989 годом)

Отчасти недостаточная разработанность истории АСПР может быть объяснена тем, что вышеупомянутые историки во многом опирались на воспоминания В.М. Глушкова, который не привлекался к практической работе над АСПР, хотя участвовал в рассмотрении её технического задания на расширенном заседании Госплана СССР 5 мая 1972 года[1]. Госплан при этом не уставал подчеркивать, что АСПР является ядром будущей ОГАС [2, с. 7].

Идея АСПР, на наш взгляд, появилась как обходной маневр Госплана, так как первоначальный проект сети вычислительных центров (ЕГСВЦ) предполагал, что она будет единой и межведомственной (надведомственной) [3], что привело к многолетним препирательствам, кто должен этой сетью руководить. В 1966 году, когда дебаты зашли на очередной круг, Госплан заявил, что будет самостоятельно разрабатывать свою систему, не препятствуя другим ведомствам разрабатывать свои, но имея ввиду в будущем объединить их все в ОГАС [4].

Ещё одной причиной изменения первоначального замысла, на наш взгляд, послужило то, что рабочая группа, подготовившая проект ЕГСВЦ, рассчитывала не решить проблемы ведомств, отвечавших в советской системе за выработку и реализацию экономической политики, а заменить эти ведомства. Другими словами, у первоначального проекта, по сути, не было заказчика, на решение проблем которого он был бы направлен, он формировался исходя из того, как разработчики понимали «государственную целесообразность»[5]. Важное значение для всей истории внедрения компьютеров в управление экономикой в СССР имеет ответ на вопрос, была ли АСПР «приземлением» идей ученых-энтузиастов на реальную почву, или же профанацией этих идей? Для ответа на него необходимо по возможности реконструировать мотивы основных действующих лиц и разнообразные ограничения, которые они должны были учитывать.

Поскольку до настоящего времени в поле зрения историков попадали теоретические проекты компьютеризации, при их рассмотрении фокус делался на политических ограничениях и ведомственном эгоизме, по которым им не давался ход [6–8]. При рассмотрении реализованной компьютерной системы (в 1977 году была введена в строй первая, а в 1985 – вторая очереди АСПР) помимо политических следует учитывать технические, теоретические и организационные ограничения, которые также оказали влияние на итоговый дизайн АСПР. Проблемы технической базы отмечались в монографии Н.С. Симонова [9], но в ней они описаны применительно к советской электронике в целом, без учета специфических задач планирования народного хозяйства.

Основным объектом рассмотрения настоящей статьи выступает Аванпроект АСПР, подготовленный к 1969 году по результатам трёх лет работы.

Предметом рассмотрения служат упоминания об ограничениях, которые были вынуждены учитывать разработчики.

Поскольку Аванпроект АСПР готовили преимущественно сотрудники Главного вычислительного центра (ГВЦ) Госплана СССР, очевидно, что они основывались на уже имевшихся к тому времени наработках ГВЦ и своем понимании, в каком направлении этот задел желательно развивать. Поэтому для начала необходимо кратко ознакомиться с результатами первых лет работы ГВЦ.

II. Начало работы и первые ограничения

Приказ Госплана СССР о создании Вычислительного центра при Госплане СССР (ВЦ) «в целях использования электронно-вычислительной техники для выполнения планово-экономических работ» был подписан председателем Госплана А.Н. Косыгиным 1 октября 1959 года[2].

Первым делом ГВЦ взялся за расчеты межотраслевого баланса, единого энергетического баланса и ряда других балансов. Все эти задачи в 1960-61 гг. решались на одной-единственной ЭВМ «Урал-2» (быстродействие 5000 операций/сек, оперативная память 10 килобайт).

Через семь месяцев после создания ВЦ, его руководитель М.Е. Раковский представил свое видение применения ЭВМ в планировании: «выявить наиболее актуальные задачи и четко сформулировать условия их решения; определить исходные данные» [10]. Он заявил, что сами по себе ЭВМ и методика расчета уже не являются проблемой и поставил задачу создания базы нормативов, на основе которой плановики могли бы с помощью ЭВМ эти расчеты производить.

Эйфория первых месяцев быстро улетучилась. Новый руководитель ГВЦ Н.И. Ковалёв (Раковский ушёл на повышение) в 1961 году уже писал, что в ряде случаев при обосновании плана расчеты используются недостаточно, преобладают субъективные, волевые элементы планирования и даже заявил, что приходится удивляться не тому, что в материальном снабжении много недостатков и срывов, а что оно вообще хоть как-то работает [11]. Он отмечал разобщенность и параллелизм в работе, распыление сил по малоактуальным задачам, несогласованность действий работников научных организаций и плановых органов.

Для преодоления разобщенности Академией наук СССР был утвержден координационный [3], но результатов он не достиг, поэтому Н.И. Ковалев предложил возложить функции координатора на Вычислительный центр.

Приказ Госплана СССР о создании Вычислительного центра при Госплане СССР (ВЦ) «в целях использования электронно-вычислительной техники для выполнения планово-экономических работ» был подписан председателем Госплана А.Н. Косыгиным 1 октября 1959 года2.

Первым делом ГВЦ взялся за расчеты межотраслевого баланса, единого энергетического баланса и ряда других балансов. Все эти задачи в 1960-61 гг. решались на одной-единственной ЭВМ «Урал-2» (быстродействие 5000 операций/сек, оперативная память 10 килобайт).

Через семь месяцев после создания ВЦ, его руководитель М.Е. Раковский представил свое видение применения ЭВМ в планировании: «выявить наиболее актуальные задачи и четко сформулировать условия их решения; определить исходные данные» [10]. Он заявил, что сами по себе ЭВМ и методика расчета уже не являются проблемой и поставил задачу создания базы нормативов, на основе которой плановики могли бы с помощью ЭВМ эти расчеты производить.

Эйфория первых месяцев быстро улетучилась. Новый руководитель ГВЦ Н.И. Ковалёв (Раковский ушёл на повышение) в 1961 году уже писал, что в ряде случаев при обосновании плана расчеты используются недостаточно, преобладают субъективные, волевые элементы планирования и даже заявил, что приходится удивляться не тому, что в материальном снабжении много недостатков и срывов, а что оно вообще хоть как-то работает [11]. Он отмечал разобщенность и параллелизм в работе, распыление сил по малоактуальным задачам, несогласованность действий работников научных организаций и плановых органов.

Для преодоления разобщенности Академией наук СССР был утвержден координационный план3, но результатов он не достиг, поэтому Н.И. Ковалев предложил возложить функции координатора на Вычислительный центр.

Ответом на эти проблемы стало Постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР от 21.05.1963 № 564 «Об улучшении руководства внедрением вычислительной техники и автоматизированных систем управления в народное хозяйство». Им создавались Центральный экономико-математический институт и Главное управление по внедрению вычислительной техники при Государственном комитете по координации научно-исследовательских работ СССР (ГУВВТ ГККНИР СССР), которому за полгода нужно было подготовить проект Единой государственной сети вычислительных центров (ЕГСВЦ).

Руководить созданием ЕГСВЦ должно было Главное управление вычислительных работ ЦСУ СССР, которое создавалось из Союзмашучёта ЦСУ СССР.

На базе Вычислительного центра Госплана СССР образовывался Главный вычислительный центр Госплана СССР, который должен разработать совместно с Академией наук, Советом народного хозяйства СССР, Госстроем и ЦСУ единую систему планирования, учета и оперативного управления народным хозяйством на основе применения математических методов и вычислительной техники. ЕГСВЦ должна была стать технической основой этой системы.

Тем же постановлением предусматривалось, что задания по выпуску ЭВМ должны быть увеличены. Объемы выпуска ЭВМ должны были за 1964-67 годы возрасти на порядок (оставаясь при этом крайне низкими, на уровне нескольких десятков машин в год) (Таблица 1). Следует отметить, что в американских советологических публикациях того времени, посвященных внедрению компьютеров в экономику СССР, основным препятствием создания ЕГСВЦ называлась именно нехватка и несовершенство компьютерной техники [13, с. 45].

Таблица 1

Приложение к постановлению ЦККПСС и Совета Министров СССР от 21 мая 1963 г. № 564. Перечень новых типов вычислительных машин, подлежащих выпуску в 1964-1967 гг.

№ п/п

Название машин

Выпуск по годам

Завод-изготовитель

1964 г.

1965 г.

1966 г.

1967 г.

1.

Универсальные автоматические цифровые вычислительные машины «Урал- 11»

5

65

85

100

Пензенский завод ВЭМ и Казанский завод математических машин

2.

Универсальные автоматические цифровые вычислительные машины «Урал- 14»

-

10

25

40

3.

Универсальные цифровые вычислительные машины «Раздан-3»

3

15

40

60

Ереванский завод электронных вычислительных машин

4.

Агрегатированные электронные счетно- перфорационные машины АТЭ-80

25

90

150

200

Вильнюсский завод «Счетмаш»

5.

Малая универсальная машина для инженерных расчетов

2

30

60

100

Казанский завод математических машин

6.

Настольная релейная многоклавишная машина «Вятка»

100

500

2500

4000

Завод п/я 56, Курский завод «Счетмаш»

7.

Электронные вычислительные машины с программным управлением «Весна»

2 для поставки Мин. обороны СССР

5, из них 3 шт. для поставки Мин. обороны СССР

6

6

Минский завод счетных машин им. С.О. Орджоникидзе

Действительность оказалась куда скромнее. Приходится признать, что в целом ГУВВТ с возложенной на него задачей не справился. У новой организации не оказалось достаточно аппаратного веса, чтобы действительно обеспечить координацию деятельности производителей ЭВМ и программ для них и пользователей этих систем. План по наращиванию выпуска ЭВМ фактически провалился (Таблица 2):

Название машин

План 1964-1967, штук

Всего выпущено, факт, шт.

«Урал- 11»

255

123 за 1965-1975 гг.[14]

«Урал- 14»

75

201 за 1965-1974 гг.[15]

«Раздан-3»

118

Нет данных

АТЭ-80

465

«более 100 шт»[16]

За право руководить работами над ЕГСВЦ разгорелся спор между Госпланом и ЦСУ, приведший в конце концов к тому, что каждое ведомство стало разрабатывать «свою» систему [4].

С программным обеспечением тоже не задалось. Академик А.П. Ершов в докладной записке в ГУВВТ от 1 сентября 1964 года писал: «Несмотря на ряд крупных научных достижений в СССР по автоматизации программирования, степень его реального внедрения в практику работы на машинах ещё весьма мала…Существуют трансляторы для машин Минск-2 и Урал-4, однако они, по существу, не выходят за пределы экспериментальных работ и не обладают необходимыми эксплуатационными качествами. Проектирование трансляторов отделено от производства машин. Степень ответственности организаций-производителей трансляторов за реальное внедрение автоматизации программирования носит недостаточно конкретный характер… Главными организационными недостатками развития автоматического программирования являются: разделение производства вычислительных машин и производства программного обеспечения, расплывчатая система установления ответственности за обеспечение программным хозяйством, недостаточное материальное стимулирование своевременного производства высококачественных систем программирования» [17].

Вероятно, в развитие записки А.П. Ершова уже 5 сентября 1964 года в «Известиях» вышла статья В.М. Глушкова, А. Дородницына и Н.П. Федоренко, где авторы указывали, что: «На практике за создание и выпуск систем обработки информации в административно-управленческой сфере пока никто не несет ответственности. В результате, купив машину, организации вынуждены кустарными методами дооборудовать её. Никто из разработчиков не несёт прямой ответственности за внедрение машин. Практически это приводит к плохому их качеству!» [18]

Ершов для решения указанных проблем предлагал сосредоточить выпуск ЭВМ в нескольких конструкторских бюро, руководители которых отвечали бы за весь комплекс вопросов, связанных с выпуском и эксплуатацией (включая программное обеспечение) и составляли бы вместе с учеными из АН СССР научный совет, наделенный правом принимать решения директивного характера в рамках своей компетенции. О том же писали авторы статьи в «Известиях»: «…правовое положение этого главка [ГУВВТ – авт.], созданного для решения важнейшей государственной задачи, ей не соответствует. Он может в основном лишь рекомендовать, координировать, согласовывать».

В.Л. Некрасов, много лет изучавший хрущевские реформы, пришел к выводу, что основным инструментом Хрущева был «институциональный дизайн» [19, с. 74], т.е. органам управления ставились новые задачи, а их оргструктура, полномочия и система стимулирования перестраивались так, чтобы ориентировать их на выполнение этих задач. «Институциональный дизайн» включал создание «институциональной конкуренции». Для этого в конце 50-х – начале 60-х годов Хрущев всячески поддерживал создание разнообразных общественных и научных советов, которые давали бы свежие идеи в противовес «косным» госплановцам. В эту логику ложится восстановление в 1955 году ликвидированного четырьмя годами ранее Государственного комитета Совета Министров СССР по новой технике (позднее – по науке и технике, ГКНТ), создание Госэкономсовета СССР в 1959 году, Совета по науке при Совмине СССР в 1963, ГУВВТ, а также деятельность ряда общественных советов, которую в 1963 году высоко оценил президент АН СССР М.В. Келдыш [20, с. 78].

Первоначально авторитет подобных «альтернативных» центров обеспечивался авторитетом самого Хрущёва и крупнейших ученых, под эгидой которых они функционировали, но логичным следующим шагом выглядит наделение их собственными административными полномочиями. М.В. Келдыш неоднократно предлагал реорганизовать ГКНТ по типу Военно-промышленной комиссии Президиума Совмина СССР, академик Н.Н. Семёнов оптимальной формой считал «Специальный комитет №1», действовавший во времена «атомного проекта». Рабочая группа Н.Е. Кобринского, разрабатывавшая первый вариант проекта ЕГСВЦ, считала, что руководить всей деятельностью ЕГСВЦ должен специальный производственный госкомитет Совмина СССР [3]. В статье в «Известиях» академики для той же цели предлагали создать Институт системотехники [18].

Со снятием Хрущёва созданные при его поддержке «альтернативные» центры управления стали терять влияние, многие их них прекратили своё существование. К.Н. Руднев в октябре 1965 года стал министром приборостроения средств автоматизации и систем управления СССР и как глава Минприбора сосредоточился на производстве ЭВМ. ГУВВТ был ликвидирован в 1966 году, его функции перешли Госплану, где был учрежден специальный пост заместителя Председателя Госплана для руководства работами по планированию и контролю за внедрением экономико-математических методов, вычислительной техники и АСУ [21, с. 74–75].

Минприбор в 1970 г. по «Косыгинской реформе» получил уникальную привилегию – работать на полном хозрасчете, т.е. фактически был не министерством, а производственным концерном, производившим электронику для любых способных за неё платить потребителей. Он развивался полностью за счет прибыли, не получая бюджетных инвестиций. Для этого, разумеется, цены на производимые им ЭВМ должны были быть достаточно высокими, нормативный уровень рентабельности Минприбора был наибольшим среди всех машиностроительных отраслей: 25% [22, с. 181]. Представляется, что это решение противоречило задачам ускоренного внедрения ЭВМ в народное хозяйство.

То же постановление ЦК и Совмина от 6 марта 1966 года № 187, которым ликвидировалось ГУВВТ, констатировало, что работы по применению ЭВМ для планирования, учета и управления в народном хозяйстве ведутся неудовлетворительно, и возлагало на Госплан СССР задачу подготовки планов создания отраслевых и ведомственных ВЦ и АСУ по согласованию с ЦСУ СССР и Минприбором. Также он должен был обеспечивать совместимость ведомственных информационных систем друг с другом «с учётом возможностей последующего взаимодействия таких систем с государственной сетью вычислительных центров» (в 1966 ЕГСВЦ потеряла первую букву, т.к. существование помимо неё ведомственных систем стало свершившимся фактом). Разработка ГСВЦ постановлением была поручена Министерству радиопромышленности «по техническим заданиям ЦСУ». Но при этом руководство работами должно было вести ЦСУ. Минприбор отвечал за разработку и производство «управляющих и специализированных вычислительных машин» и программ для них, а также за их монтаж, наладку и ремонт. Минрадиопром должен был заниматься тем же самым в отношении «универсальных электронных вычислительных и информационно-логических машин». В чём разница между ними – в постановлении не разъясняется. Кроме того, Минрадиопром должен был делать периферию (устройства ввода-вывода, запоминающие устройства и т.п.) для машин Минприбора. ЦСУ отвечало за внедрение экономико-математических методов и ЭВМ в практику «учетно-статистических работ», а Академия наук – за разработку «научных основ единой системы оптимального планирования, учета и управления в народном хозяйстве страны», включая экономические модели и программы на их основе. В практику планирования эти модели должен был внедрять уже Госплан. Он же отвечал за строительство вычислительных центров ГСВЦ, которые по техническим заданиям ЦСУ должен был разрабатывать Минрадиопром.

Таким образом, все составляющие компьютеризации (производство ЭВМ, разработка математических моделей и программ, строительство вычислительных центров) были разбиты минимум между двумя исполнителями. Ответственного за «результат в целом» не появилось. Трудно вообразить более демонстративного игнорирования предложений учёных.

В соответствии с указанным постановлением Госплан СССР издал приказ от 15.04.1966 № 540, которым поручал отделу по внедрению экономико-математических методов в планирование народного хозяйства совместно с Главным вычислительным центром осуществлять «планирование разработок и внедрения экономико-математических методов и средств вычислительной техники в систему планирования народного хозяйства, в практику работы Госплана СССР, Госпланов союзных республик и других планирующих органов». С этого приказа и следует отсчитывать начало работ над АСПР – автоматизированной системой плановых расчетов Госплана СССР.

III. Учет ограничений при разработке аванпроекта АСПР

6 мая 1966 года руководством Госплана было утверждено плановое задание на разработку и внедрение проекта механизации и автоматизации инженерно-технических и управленческих работ в Госплане СССР[4]. Непосредственно работы по созданию АСПР Госплана СССР велись в соответствии с приказом Госплана СССР от 26.11.1966 № 1245[5]. Для его выполнения Госпланом СССР была создана Комплексная группа по созданию и внедрению автоматизированной системы плановых расчетов (АСПР), первоначально состоявшая всего из 9 человек (6 из Госплана, по одному из ГВЦ, МГУ и ЦЭМИ)[6].

В предыдущем разделе указаны условия, в которых Комплексная группа приступила к работе: планы по наращиванию выпуска ЭВМ провалены, наделенный директивными полномочиями орган, отвечающий за результат компьютеризации экономики в целом, так и не создан, ответственность размазана между несколькими ведомствами, создание отраслевых АСУ стало свершившимся фактом, экспертные и научные советы, пользовавшиеся поддержкой Н.С. Хрущёва после его отставки потеряли влияние, созданные им в противовес Госплану и министерствам новые органы управления расформированы.

Для ГВЦ, который первые годы работал на ЭВМ «Урал-2», к 1966 году в Великобритании была закуплена ЭВМ «Эмидек-2400», которая разрабатывалась для банковских расчетов и была плохо приспособлена к задачам планирования. Также закупили ЭВМ «Elliott 503» и ЭВМ «Урал-4» [23, с. 103]. Никакого программного обеспечения для плановых расчетов к этим ЭВМ не прилагалось. По свидетельству одного из программистов ГВЦ Д. Лозинского только на написание программы ввода исходных данных в ЭВМ «Elliott 503» пришлось потратить два года [24]. Именно «Урал-4» и работавший на АЛГОЛе «Elliott 503» стали технологической основой АСПР на начальном этапе её разработки[7].

За 3 года работы Комплексная группа подготовила 47 выпусков рабочих материалов по созданию и внедрению АСПР Госплана СССР, которые включали методику разработки АСПР, результаты выполненного по этой методике обследования работы Госплана и ряд технических заданий на программирование отдельных расчетов на ЭВМ «Урал-4».

В общих чертах идея заключалась в том, чтобы построить сетевые графики составления всех видов народнохозяйственных планов, разбить их на отдельные плановые расчеты, определить набор входных и выходных данных каждого расчета и те виды расчетов, которые производятся по формализованным алгоритмам, перевести в программный вид. Это позволяло постепенно наращивать мощность системы, которая как бы «прорастала» изнутри традиционной практики плановой работы.

Результатом трёх лет работы стал «Аванпроект автоматизированной системы плановых расчетов Госплана СССР и Госпланов союзных республик», который был обсужден и одобрен на пленуме Научного совета АН СССР по комплексной проблеме «Оптимальное планирование и управление народным хозяйством» 4-5 февраля 1969 года [25, с. 330] и доработан к маю 1969 года[8].

1. Задачи АСПР и принципы её создания

Хотя по состоянию на 1969 год Госплан СССР непосредственно распределял только 1834 вида продукции, в совокупности в материальных балансах и планах распределения накапливалось несколько десятков миллионов показателей. Из них половина были отчётными, четверть – взятыми из заявок и ещё 25% – непосредственно формировались в ходе составления плана. Из них примерно пятую часть (т.е. где-то 5% от общего количества показателей) составляли «экспертные оценки», т.е. цифры, способ получения которых был не формализован и не алгоритмизирован, а базировался на «чутье» плановиков. Авторы аванпроекта с плохо скрываемым недовольством сообщали, что: «Отдельным фондодержателям на основе экспертных оценок выделяется до 20-30% общего объема ресурсов»[9].

Отсюда основными задачами АСПР помимо непосредственно «оцифровки» процесса составления плана становились возможно большая формализация расчётов, накопление информационных массивов для них и обеспечение возможности автоматизированного пересчёта всей системы плановых показателей при внесении изменений в любой из них. Как часть задачи по формализации расчетов предполагалось расширение использования всевозможных экономико-математических моделей.

Другими словами, общая идея АСПР заключалась в том, чтобы сначала перевести процесс составления государственных планов на машинную основу «как есть», а потом постепенно улучшать и оптимизировать его. Авторы указывали, что: «радикальные изменения схемы разового характера в условиях непрерывной плановой работы практически невозможны», – заочно споря тем самым с «максималистским» первоначальным проектом ЕГСВЦ. Конечной целью такого эволюционного развития АСПР было обеспечение разработки «оптимальных планов»[10]. Правда, авторы оговаривались: «Поскольку пока практически не удается определить оптимальность или эффективность плана (в строгом математическом смысле), постольку на первых этапах развития АСПР можно считать хорошим план сбалансированный, обеспечивающий достаточно полное использование ресурсов и достижение некоторых установленных "контрольных" параметров (роста объема производства, национального дохода, уровня жизни и т.п.), а также реализацию некоторых специально поставленных целей, зафиксированных в постановлениях директивных органов»[11].

При этом сетевой график составления плана как основа логики АСПР и взаимосвязи между её отдельными звеньями позволял в целом повысить четкость работы Госплана, предотвращать авралы и срывы в его работе и т.п. Кроме того, значительную часть расчётов составляли так называемые «прямые плановые расчёты», представлявшие собой в основном простейшие, но крайне трудоемкие арифметические операции (например, суммирование всех заявок потребителей на определенный вид продукции). Повышение четкости работы Госплана и автоматизация даже самых простых расчетов должна была принести значительный эффект и сама по себе, без оптимизации.

2. Связь АСПР с системами министерств и ведомств

Разработчики отмечали, что хотя «АСПР в конечном итоге должна охватить полностью функцию планирования народного хозяйства вне зависимости от того на каких условиях управления она реализуется…», но «проектирование автоматизированных систем управления отраслями (ОАСУ) и предприятиями (АСУП) в настоящее время уже осуществляется достаточно активно, а на ряде объектов находится практически на завершающей стадии». Исходя из этого «в качестве объекта проектирования АСПР целесообразно избрать общегосударственное и республиканское планирование, т.е. проектировать АСПР в первую очередь как систему Госплана СССР и Госпланов союзных республик с учетом их взаимодействия с автоматизированными системами министерств и ведомств в части народнохозяйственного планирования»[12].

Важно отметить, что принципиально от идеи создания единой общегосударственной системы плановики не отказывались. В Аванпроекте было прямо заявлено, что: «В части планирования эти [ведомственные] системы будут увязаны входами и выходами друг с другом и с ведущим звеном народнохозяйственного планирования – АСПР Госплана СССР»[13] (выделено мной – А.С.).

В требованиях к АСПР в части взаимодействия с отраслевыми и ведомственными системами было записано:

  • установление номенклатуры показателей планов для разных уровней планирования и порядка агрегирования и дезагрегирования показателей в территориальном, ведомственном, отраслевом и других разрезах;

  • установление единой системы шифров и кодов планово-экономической информации;

  • установление унифицированных форм носителей выходной документации;

  • порядок взаимодействия вычислительных систем;

  • разработка общего языка;

  • установление порядка сотрудничества по прочим вопросам[14].

То есть АСПР должна была обеспечить методическую и программную совместимость всех ведомственных систем между собой.

Кроме того, в Аванпроекте было отмечено:

  • «В целях решения задач контроля за соблюдением требований АСПР к процессам формирования ОАСУ министерств и ведомств должен быть создан специальный научно-технический и контрольный аппарат. Этот аппарат может быть создан в рамках головной организации – разработчика проекта АСПР. Соблюдение требований взаимодействия ОАСУ с АСПР предполагает оперативное вмешательство в деятельность министерств и ведомств в процессе разработки и внедрения ОАСУ (выделено мной – А.С.). Это означает, что должно быть создано в рамках головной организации специальное подразделение по реализации функций контроля за ходом разработки проектов ОАСУ и процессом их внедрения»[15]

  • «…все работы, без исключения, проводимые по этой тематике, должны выполняться по методическим указаниям и координирующей программе создания АСПР. Должна быть создана (назначена) головная организация по проектированию АСПР, на которую должны быть возложены задачи разработки методических указаний по созданию АСПР, обязательных для исполнения всеми разработчиками АСПР, вне зависимости от их ведомственной подчиненности»[16].

  • «…необходимо широко использовать опыт реализации крупных программ в нашей стране, напр., по атомной энергетике или космическим исследованиям, т.е. опыт целевого управления проектами». Помимо опыта проектного управления, очевидно, подразумевалась необходимость иметь «шефа» со стороны Политбюро, как это было у Королёва и Курчатова, о чём позже прямо писал В.М. Глушков [6].

Также в Аванпроекте отмечалось неудовлетворительное качество статистики и необходимость повысить детализацию и оперативность предоставления экономических показателей, т.е. сохранялись все требования, известные нам по «ранним» стадиям обсуждения ЕГСВЦ [6,26]. Эти особенности Аванпроекта необходимо подчеркнуть, так как они доказывают, что в конце 1960-х годов произошёл не отказ от первоначальной идеи ЕГСВЦ, а её модификация с учётом сложившихся обстоятельств. Конечной целью по-прежнему оставалась единая (объединённая) общегосударственная система, для реализации которой необходимо было обязать министерства и ведомства исполнять предписания разработчиков АСПР в части программной и аппаратной совместимости и единства применяемых экономических классификаторов.

3. Технические ограничения

Вероятно, наибольший интерес представляют оценки технической возможности реализации столь грандиозного замысла с учётом описанной выше ситуации с развитием ЭВМ. В Аванпроекте содержится оценка совокупного объема информации, необходимого для хранения в памяти ЭВМ всех данных для 600 видов выполняемых в Госплане СССР плановых расчётов. Она составляет 218700000 (максимально – 291000000) бит информации, не считая типовых программ обработки данных, или 26 (максимум 35) мегабайт[17]. Сейчас такой объем представляется совсем небольшим, но ЭВМ «Урал-4» имела объем памяти в 80 килобайт, т.е. для записи только самих плановых форм (без библиотеки стандартных программ и без общесистемного архива) понадобилось бы 334 магнитных барабана. При этом всего машин «Урал-2, 3 и 4» было выпущено 191 штука [27, с. 141], а непосредственно «Урал-4» – всего 30 штук [23, с. 209].

Для трёх расчётов (Баланс денежных доходов и расходов; Баланс производства и использования общественного продукта и национального дохода; Баланс кормов) были приведены оценки машинного времени при их выполнении на «Урал-4». Они составляли соответственно 166, 19 и 200 [18]. Для выполнения всех прямых плановых расчетов (т.е. кроме многовариантных и оптимизационных расчетов) Госплана СССР на ЭВМ «Урал-4» потребовалось бы 4000 часов [28, с. 92]. При этом средняя продолжительность работы ЭВМ без сбоев даже к началу 1980-х годов не превышала полчаса[19].

Может возникнуть вопрос, почему речь идёт именно об «Урал-4», ведь к 1969 году в СССР существовали значительно более производительные машины. По всей видимости, ответ кроется в сложившимся порядке приоритетов при их распределении: при выпуске нескольких ЭВМ в год в первую очередь их получали оборонные и космические отрасли.

Приведенное выше машинное время не учитывало затраты на ввод-вывод информации. АСПР технологически предполагалась трехуровневой системой, где первый уровень представлен персональными компьютерами плановиков, второй – ЭВМ группового пользования в вычислительных бюро и третий – системой вычислительных центров Госплана СССР и госпланов союзных республик.

Ввод информации (кроме поступавшей от информационных систем других ведомств) должен был осуществляться преимущественно на первом уровне, её первичная обработка (простейшие арифметические действия, например суммирование) – на втором, а основной комплекс плановых расчетов – на третьем, в системе вычислительных центров.

Известные высокопроизводительные советские ЭВМ типа БЭСМ-6 могли бы стать технической основой системы вычислительных центров, республик в СССР было всего 15, т.е. даже с учетом резервирования требовалось несколько десятков машин. Но для первого и второго уровня ни ЭВМ, ни особенно периферии (устройств ввода-вывода и запоминающих устройств) в требуемых количествах не было.

В качестве персональных ЭВМ разработчики предлагали настольные электронные клавишные вычислительные машины (НЭКВМ, электронные калькуляторы): «Вега» (СССР), «Элка» (Болгария), «Зоемтрон 220, 221, 224» (ГДР), «Хунор» (Венгрия), IME86 (Италия). Вся предлагаемая периферия для них была иностранной:

  • устройства преобразования импульсов для управления электрифицированной пишущей машиной, перфоратором ленты или перфокарты, например, блоки преобразования OP 107, ОР 207 (Италия);

  • устройстве для записи и автоматического воспроизведения циклически повторяющихся алгоритмов переработки информации, например, щитовые программаторы PG-10З, PG-203, магнитные программаторы DG 108, DG 308 (Италия);

  • устройства для хранения постоянной информации различной емкости, например, мультиконстаны МС 105, МС 205 (Италия), датаселента Фриден 2217 (США);

  • специальные устройства для контроля информации, например, счетный номерной верификатор Фриден Р-33 (США);

  • дополнительная блочная память МС-30 (Италия).

Для второго уровня АСПР (ЭВМ группового пользования) и сами ЭВМ, и периферия для них предлагались исключительно иностранные:

  • Пишущие организационные автоматы Оптима 528 (ГДР), флексорайтер SPD , 2201, 2301 (США).

  • Бухгалтерские автоматы (предназначены главным образом для алгебраического сложения) Аскота 117, 170, 700 (ГДР), Фриден АСРТ, АРV-4, АРV-5, APV-6 (США);

  • Фактурные автоматы (предназначены для выполнения трех или четырех арифметических действий, представляют собой комбинацию электрифицированной пишущей машины и электронного вычислительного блока) Зоемтрон 383, 384, 385 (ГДР), Фриден 5015, 5016, 5610 (США);

  • Универсальные вычислительные автоматы (кроме оперативной памяти имеют возможность накапливать информацию на технических носителях) Фриден 6010/18, 6020 (США);

  • дополнительные считывающие устройства с перфоленты Фриден 2212, 2312;

  • дополнительные считывающие устройства с перфокарты Фриден 2213, 2313;

  • селектодаты Фриден 2214, 2314;

  • дополнительные перфораторы Фриден 2215;

  • дополнительное устройство управления карточным перфоратором Фриден 2216 (США)[20].

Разработчики Аванпроекта признавали: «В связи с тем, что отечественные технические средства с указанными свойствами находятся в стадии разработки или экспериментальной проверки, некоторое время будет ощущаться их недостаток». Автор «Веги» (единственной отечественной разработки из списка необходимого «железа») прямо обвинял в этом государство, которое не увидело важность малой техники и не смогло переориентировать инерционную плановую систему на более масштабный выпуск подобных приборов. Он же отмечал, что выпуск «Вег» был настолько недостаточным, что каждую машину распределяло Министерство приборостроения [29]. В таких условиях говорить о массовом обеспечении плановиков даже простейшими ЭВМ (а только в Госплане СССР работало больше тысячи человек) не приходилось.

IV. Выводы и заключение

В современной научной и особенно в популярной литературе доминирует нарратив «упущенного шанса», сводящийся к тому, что идея повышения качества планирования путём создания общегосударственной компьютерной системы (ЕГСВЦ-ОГАС) была не реализована из-за активного противодействия бюрократов, которые боялись, что такая система лишит их власти и вскроет приписки[21].

Анализ Аванпроекта АСПР показывает, что этот нарратив должен быть существенно скорректирован. Плановики, взявшись создавать «собственную» систему, сохранили в её проекте все существенные черты первоначального проекта ЕГСВЦ, разработанного ещё в 1963 году: система охватывает всех экономических агентов, имеет единые методическую, техническую и программную основы, осуществляет накопление информации непосредственно от первичных звеньев (вплоть до персональных ЭВМ) и использует все данные для разработки сбалансированных, а в идеале – оптимальных планов.

Таким образом, о том, что бюрократы «не понимали» выгод компьютеризации и «отодвинув» В.М. Глушкова, извратили его идеи, говорить не приходится.

Изменения, внесенные в первоначальный замысел (разработка АСПР в первую очередь как системы для центральных плановых органов, поэтапный характер внедрения и, в конечном счёте, длительные сроки создания (вторая очередь АСПР, примерно соответствующая второму из пяти указанных в Аванпроекте этапов её создания, была готова к 1985), были вызваны объективными ограничениями, выявленными по результатам трех лет практической работы над аванпроектом:

 провал попыток создать главный орган, отвечающий за конечный результат компьютеризации планирования, обладающий директивными полномочиями;

 систематический срыв планов производства ЭВМ;

 несогласованность действий при производстве ЭВМ, периферии и программ для них;

 потеря влияния научных советов и иных созданных при Хрущёве «альтернативных» органов власти после его отставки;

 появление у министерств и ведомств собственных АСУ, с существованием которых надо было считаться.

Приведенные в Аванпроекте технические параметры показывают, что на машинах, которые ГВЦ Госплана СССР в конце 1960-х годов мог получить в соответствии со своим аппаратным «весом», выполнение всего объема плановых расчётов было невозможно. Кроме того, в СССР практически не производились малые ЭВМ и периферия для них, которые были нужны для создания нижних уровней системы, где и должна была накапливаться необходимая для расчётов информация.

В первой записке по ЕГСВЦ, подготовленной группой Н.Е. Кобринского к 1964 году, планировалось завершить все работы, включая создание низовой сети, к 1975 году [3, с. 10]. Для таких сроков требовалось производить ЭВМ и периферию для них в объемах, принципиально превышающих те, которые удалось достичь в реальности. Регулярный выход постановлений ЦК и Совмина об ускорении выпуска ЭВМ показывает, что проблема осознавалась, но сконцентрировать все усилия на её решении так, как это было при создании ядерной и ракетной техники, государство уже не могло.

Речь, таким образом, идет не о противодействии со стороны советской элиты самой идее компьютеризации планирования, а о неспособности её реализовать. Корректнее поэтому говорить либо о технической неспособности разработать достаточно надежные и производительные образцы вычислительной техники, либо о недостаточной «командности» командной экономики, а также о потере Политбюро ЦК КПСС способности обеспечивать целеполагание для советской системы.

В любом случае, никакого принципиального отказа от идеи ЕГСВЦ-ОГАС не произошло. Она реализовывалась в форме АСПР вплоть до распада страны. Но существенно ускорить процесс её создания с учетом технических и организационных ограничений было нельзя.

Источник финансирования. Благодарности

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, грант № 19-010-00680 «Исследование институциональных механизмов взаимодействия науки и управления экономикой в СССР (середина 1950-х – конец 1980-х гг.) в контексте развития системы стратегического планирования в государственном секторе экономики РФ».

Научный руководитель Диденко Дмитрий Валерьевич, д.э.н.

Список литературы

  1. Абрамов Р.Н. Советские технократические мифологии как форма «теории упущенного шанса»: на примере истории кибернетики в СССР // Социология науки и технологий. 2017. Т. 8, № 2. С. 61–78.

  2. Методические указания к разработке государственных планов развития народного хозяйства СССР. Москва: Экономика, 1974. 791 с.

  3. Кобринский Н.Е. и др. Вопросы структуры, организации и создания Единой государственной сети вычислительных центров [Электронный ресурс] // Архив академика А.П. Ершова. 1964. URL: http://ershov.iis.nsk.su/ru/node/797280 (дата обращения: 23.03.2020).

  4. Сафронов А.В. Автоматизированная система плановых расчетов Госплана СССР как необходимый шаг на пути к Общегосударственной автоматизированной системе учета и обработки информации (ОГАС) // Экономическая История. Национальный исследовательский Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва, 2019. Т. 15, № 4 (47). С. 395–409.

  5. Сафронов А.В. Компьютеризация управления плановой экономикой в СССР: проекты ученых и нужды практиков // Социология науки и технологий. 2020. Т. 11, № 3.

  6. Кутейников А.В. Проектирование автоматизированной системы управления народным хозяйством СССР в условиях экономической реформы 1965 г // Экономическая История: Ежегодник. 2012. Т. 2011–2012. С. 596–617.

  7. Герович В. Интер-Нет! Почему в Советском Союзе не была создана общенациональная компьютерная сеть // Неприкосновенный запас. 2011. № №1(75).

  8. Peters B. How not to network a nation: the uneasy history of the Soviet internet. Cambridge, Massachusetts: MIT Press, 2016. 298 с.

  9. Симонов Н.С. Несостоявшаяся информационная революция: условия и тенденции развития в СССР электронной промышленности и средств массовой коммуникации. Часть 1.1940-1960-е годы. Москва: Русский Фонд Содействия Образованию и Науке, 2014. 280 с.

  10. Всесоюзное совещание по механизации труда инженерно-технических работников и работников административно-управленческого аппарата // Плановое хозяйство. 1960. № 9. С. 92–95.

  11. Ковалев Н.И. Внедрение математических методов и вычислительной техники в практику планирования // Плановое хозяйство. 1961. № 8. С. 15–25.

  12. Модин А.А. Математические методы и ЭВМ в экономике и планировании // Плановое хозяйство. 1963. № 2. С. 94–96.

  13. Mathematics and computers in soviet economic planning / подред. Hardt J.P. идр. New Haven and London: Yale University Press, 1967. 22+298 с.

  14. Урнев И.В. Электронная цифровая вычислительная машина “Урал-11” (ЭЦВМ “Урал-11”) [Электронный ресурс] // Виртуальный компьютерный музей. URL: https://www.computer-museum.ru/histussr/ural11.htm (дата обращения: 20.07.2020).

  15. Урнев И.В. Электронная цифровая вычислительная машина “Урал-14” (ЭЦВМ “Урал-14”) [Электронный ресурс] // Виртуальный компьютерный музей. URL: https://www.computer-museum.ru/histussr/ural14.htm (дата обращения: 20.07.2020).

  16. Оберник С.С. НИИсчетмаш. Историческая справка (1949-1999 гг.) [Электронный ресурс] // Виртуальный компьютерный музей. URL: https://www.computer-museum.ru/histussr/niism.htm (дата обращения: 20.07.2020).

  17. Ершов А.П. Справка по системам автоматизации программирования и алгоритмическим языкам (черновик). [Электронный ресурс] // Архив академика А.П. Ершова. 1964. URL: http://ershov.iis.nsk.su/ru/node/797339 (дата обращения: 20.07.2020).

  18. Глушков В.М., Дородницын В., Федоренко Н.П. О некоторых проблемах кибернетики // Известия. 1964. № 213. С. 4.

  19. Некрасов В.Л. Советский Экономический Реформизм Эпохи Н.с. Хрущева: Авторитарный Реформатор, Партийно-Государственная Система И Академическое Сообщество // Новый Исторический Вестник. 2017. № 4 (54). С. 71–91.

  20. Некрасов В.Л. «Дилемма Хрущёва»: Реформы Госплана СССР, нефтехимический проект и вызовы холодной войны (вторая половина 1950-х – первая половина 1960-х гг.). Москва: ИВИ РАН, 2019. 174 с.

  21. Кутейников А.В. Проект общегосударственной автоматизированной системы управления советской экономикой (ОГАС) и проблемы его реализации в 1960-1980-х гг. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. МГУ им. М.В. Ломоносова, 2011.

  22. Ситарян С.А. Распределительные отношения и эффективность производства. Москва: Финансы, 1980. 279 с.

  23. Китов В.А., Кротов Н.И. Вычислительный центр для решения задач планирования экономики страны // Страницы истории отечественных ИТ. Москва: Альпина Паблишер, 2018. Т. 4. С. 205–216.

  24. Человек, который поймал вирус [Электронный ресурс]. 1996. URL: https://www.kommersant.ru/doc/19668 (дата обращения: 24.07.2020).

  25. Лебединский Н.П. Развитие автоматизации плановых расчетов // Страницы памяти. О планах, планировании, плановиках / под ред. Вучетич В.Е. Москва: Профиздат, 1987. С. 322–345.

  26. Кутейников А.В. Академик В.М. Глушков и проект создания принципиально новой (автоматизированной) системы управления советской экономикой в 1963–1965 гг. // Экономическая история. Обозрение. 2011. № 15. С. 139–156.

  27. Казакова И.А. История вычислительной техники: учеб. пособие. Пенза: Изд-во ПГУ, 2011. 232 с.

  28. Волчков Б.А., Литвинов Г. Экономико-математические методы и ЭВМ – в практику работы госпланов // Плановое хозяйство. 1967. № 3. С. 90–93.

  29. Евгений Каневский: «Государство не увидело большого будущего малой техники» [Электронный ресурс]. URL: https://www.pvsm.ru/staroe-zhelezo/316240 (дата обращения: 29.07.2020).

  30. Деркач В.П. Академик В. М. Глушков – пионер кибернетики. Киев: Юниор, 2003. 384 с.

  31. Малиновский Б.Н. История вычислительной техники в лицах. Киев: «КИТ»; «А.С.К.», 1995. 379 с.

Примечания

1. РГАЭФ. 1159. Оп. 1. Д. 31 Л. 1-2

2. Приказ Госплана СССР от 1.10.1959 № 597 «О создании Вычислительного центра при Госплане СССР» [Электронный ресурс]URL: http://ac.gov.ru/files/content/3292/1959-o-sozdanii-organizacii-pdf.pdf (дата обращения 30.07.2020)

3. Проект координационного плана было выдвинут оргкомитетом первого всесоюзного совещания по применению математических методов в экономических исследованиях и планировании в апреле 1960 года.

4. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201. Л. 4об. (Аванпроект АСПР. Стр. 7).

5. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201. Л. 60об. (Аванпроект АСПР. Стр. 118)

6. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201. Л. 5об. (Аванпроект АСПР. Стр. 9).

7. Методика разработки автоматизированной системы плановых расчетов (АСПР). РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 902. Лл. 46, 47.

8. Аванпроект АСПР. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201.

9. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201. Лл. 15об, 16.(Аванпроект АСПР. Стр. 28-29)

10. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201. Л. 39об.(Аванпроект АСПР. Стр. 76)

11. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201. Л. 36об.(Аванпроект АСПР. Стр. 70)

12. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201. Л. 36об.(Аванпроект АСПР. Стр. 70)

13. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201. Л. 58. (Аванпроект АСПР. Стр. 113)

14. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201. Л. 39. (Аванпроект АСПР. Стр. 75)

15. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201. Л. 50. (Аванпроект АСПР. Стр. 97)

16. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201. Л. 61об. (Аванпроект АСПР. Стр. 120)

17. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201. Л. 68об.(Аванпроект АСПР. Стр. 134)

18. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201. Л. 67.(Аванпроект АСПР. Стр. 131

19. «Советский Союз уничтожили два решения» Интервью В.В. Коссова А.В. Сафронову 25 июля 2019 г. Личный архив А.В. Сафронова. Стенограмма интервью доступна по адресу https://yadi.sk/i/Upf_W6NDwuDJSQ

20. РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 66. Д. 3201. Лл. 82об.-85. (Аванпроект АСПР. Стр. 162-167

21. В научной литературе этот нарратив воспроизводят указанные публикации А.В. Кутейникова, В. Геровича, B.Peters, базирующиеся на точке зрения родственников и коллег В.М. Глушкова [30,31]. В медиапространстве он представлен десятками статей и видеороликов в интернете, например: «ОГАС: Советские технократы против советских бюрократов» [Электронный ресурс]. URL: https://vk.com/@mempdr-ogas-ussr1 (дата обращения: 29.07.2020); «Что случилось с советским Интернетом?» [Электронный ресурс]. URL: https://www.xelent.ru/blog/chto-sluchilos-s-sovetskim-internetom/ (дата обращения: 29.07.2020); «Советская бюрократия оставила страну без своего собственного интернета» [Электронный ресурс]. URL: https://russian.rt.com/inotv/2018-10-21/El-Mundo-sovetskaya-byurokratiya-ostavila (дата обращения: 29.07.2020); «История одного неосуществленного замысла» [Электронный ресурс]. URL: https://www.osp.ru/cw/2000/16-17/4590 (дата обращения: 29.07.2020); «Как погас ОГАС» [Электронный ресурс]. URL: https://it.wikireading.ru/61668 (дата обращения: 29.07.2020); «Забытый гений. К 90-летию со дня рождения великого советского кибернетика В.М. Глушкова» [Электронный ресурс]. URL: https://topwar.ru/32360-zabytyy-geniy-k-90-letiyu-so-dnya-rozhdeniya-velikogo-sovetskogo-kibernetika... (дата обращения: 29.07.2020); Телеканал Сталинград (2019) Советский Союз, истоки и механизмы распада [Интервью с Андреем Фурсовым]// YouTube. 29 мая (https://youtu.be/fa_oSbsQzVs) Просмотрено: 29.07.2020; Время-вперёд! (2020) Превзойти СССР. У России есть шанс сделать невероятное [Новостной ролик]// YouTube. 26 июля (https://youtu.be/xQdQQO6brDI) Просмотрено: 29.07.2020; и др.

Об авторе: Сафронов Алексей Васильевич 
Лаборатория актуальной истории Института общественных наук РАНХиГС, Москва, Россия aleksei.safronov@mail.ru

Материалы международной конференции Sorucom 2020
автора 03.05.2022